Константин Михайлов (keburga) wrote,
Константин Михайлов
keburga

"Дитя чудовища", или Дипломатия Харухи Судзумии

Когда видишь любую достойную внимания историю о богах,
первый вопрос, которым задаёшься: кто из них её пишет?
В случае нового фильма "Дитя чудовища" ответ - такой же, как и для всей новой японской анимации
(ну, для тех её продуктов, которые способны привлечь внимание) - история рассказывает нам
об интенциях Брахмы. Но внутренняя (и внешняя)  божественная политика, представленная в фильме,
настолько тонкая, что до её дипломатичного автора сразу и не докопаться.

Каждый участник событий получает что-то ценное, а главный внешний враг наказан.
Человеческой породе даётся надежда на избавление от власти "тьмы".
Главный герой получает атман.
Вишну - власть. Его потомство - гармонию.
Шива - славу и сказку.
А что получает Брахма, это напрямую не показано, но нарисованный тут образ бытия
и его действующих лиц - такой, каким он его хочет видеть.
Ради этой картины, - да, карикатурно благостной, - Брахма соглашается быть незаметным,
смешным, слабым, отказывающимся от прав Первого в списке.
Никто не замечает его роли? Ну так и к лучшему.
------------------
Автор фильма напрямую обратился к религиозным идеям Востока.
На их основе можно строить дальше разные нестандартные интерпретации,
и это, наверное, будет тоже продуктивно. Например, излеченный от "тьмы" Первихико
идентичен типу дальневосточного мудреца. Можно даже сказать, что он Будда.
Нам же, однако, нужны другие онтологические скрепы.
Разберем мотивы фильма с точки зрения Ланкары.

В фильме все помешаны на силе - её вариантах, её пределах и спрятанных в ней ловушках.
Главный герой-("дитя") - представляет людей вообще, но также и людей редких
(тех, кто хотят быть сильнее других и ищут Отца).
У героя есть странные атрибуты:
1) "тьма", свойственная только человеческой породе и описанная
через моральные категории - ненависть и подлость.
2) мышонок, поселившийся в волосах - странное существо, о котором мало сказано,
нестареющий компаньон и небольшой бонус к реакции и уму.
Герой может проходить в мир "чудовищ" - странных, благородных и довольно-таки беззаботных сущностей,
способных перерождаться в богов. Для нас это мир свободных духов, атманов.
Там герой придёт к своему "учителю". Но немного раньше будущий его "учитель"
сам зашёл к нему в мир людей.

Перед героем-человеком в этой сказке есть четыре силы.
Первая - это его специфическая тьма, которая потом приобретёт свой отдельный зооморфный образ.
Никому она не нравится и никому она не нужна. Это бог мира людей, Иегова.
Другие силы: властители города Горьконеб - Настоятель (белый заяц-старик) и кандидаты в настоятели -
великодушный вежливый Свиногор (золотой вепрь) и "иван-дурак" Медвежут (красный медведь).
Это Тримурти, хотя их образы снижены.
О них здесь рассуждают в духе: в кого он там переродится, в бога старых вещей
или в бога половой щётки? унитаза?

Ассоциации множатся, и вот уже про Медвежута можно уверенно сказать,
что он функционирует как атман конкретного человека.
(Забегая вперёд, замечу, что визуализация обретения атмана человеком такова,
что зритель понимает - обретение сие  становится защитой от "тьмы" в людской породе
- ну... хочется так надеяться.)
Также Медвежута можно воспринимать как Агни-Прометея,
дающего людям способность, которой у них не было по определению.

В бою Свиногор и Медвежут трансформируются - это уже атман атмана, собственно предел их силы,
божественный вариант данной сущности, только более обыденный,
чем перспектива перерождения в богов.
Сила противников зависит от поддержки сторонников, их числа.
Причем Свиногору нужны толпы, а Медвежут обходится немногими друзьями.
В бою он весел.

В сказке много морализации. Например... идеально, когда все дружат (кроме темной силы),
идеально, когда никогда не сдаются общему врагу или вместе неистово читают учебники,
идеален благородный поединок друзей на арене, идеален равноценный обмен благами.
Я научу тебя этому, а ты меня тому, чего я не знаю. Я дам тебе, что нужно, а ты дашь мне то,
что я хочу, и мы будем вечными товарищами... Я даже отдам тебе нужное просто так
(например, потому что ты мне равен, или ты всё равно поймешь меня... пусть много-много позднее).
Не идеально, плохо - одиночество; низость; невыход на смертный бой и отказ от жертвы.

Это мораль Брахмы, его стиль.
И все герои фильма - такие, какими он их хочет видеть (немножко лучше, чем на самом деле).
Брахма старается угадать чужую нужду и уходит в тень вполне добровольно.
Сюжет фильма так и представляет характер соответствующего персонажа:
он "добр", легко соглашается с идеями оппонентов, смотрит себе куда-то в будущее и не торопится.
Есть ли у него какие-то особенные цели для себя? Какую вообще конфигурацию имеет
именно его победа - над всеми прочими силами мира?
Надо сказать, дипломатические и торговые успехи Брахмы не таковы,
чтобы их можно было бы легко оценить навскидку. И даже наблюдать.
Мешает наблюдению... проблема чрезвычайной протяженности и цели, и товара.
У братьев-богов Брахма покупает Бытие - таким, каким он его задумал.


Tags: теоника-наука о богах, теоническое искусствоведение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments