Константин Михайлов (keburga) wrote,
Константин Михайлов
keburga

Categories:

Великая Стена

В некотором смысле, смерть -
есть восстание Паганини против скрипки.
Не, ну а чо - у гениев всегда тяжелые времена.
Но Паганини, он всё ж таки был
солнечный итальяшка,
а вот я однажды работал на Пряжке
и там в палате на вязках
среди запахов хлора, мочи и краски
содержалась Великая Стена
По имени Павел Иванович Кузнецов.
Кузнецов кричал -
"Родная сестра выгнала меня из квартиры!
Но я - рождённый от трёх отцов
Я - есмь Стена этого мира
Защищающая мир от Кумира
От Ирода Бальтазаровича Пира
На-ка, Ирод, отсоси,
мене текел упарси!"

(кашляет, затем продолжает)

"Я Юпитер Быков, которому всё дозволено
Действую добровольно и произвольно
Сказал "А" - Бог отвечает "Б",
Мои рукописи не горят в КГБ
Мои рукописи говорят
У России есть подвенечный наряд,
Она оденет его, когда придёт её Бог,
Просто богу пока что пох,
Но это не его вина,
У богов всегда тяжёлые времена,
А вы бы доктор пошли бы на
И т.д. и т.п.
(воздействие радиоволн, голос америки, опять кгб)
Я - Великая Стена,
Ура богу Ра!
Ра - богов атаман!
У него золотого руна гора!
Волга-Ра! и Нева-Ра!"
(кашляет, замолкает,
затем сонным голосом
шепчет тихонько - "Раю ура!"
и окончательно засыпает)

Медсестра за моей спиной:
"Ну вот -
сегодня он поменьше орёт.
А то Игорь Геннадьевич Березин
взял и отменил аминазин,
что к чему не пойму,
оставил один сонапакс ему...
Хорошо что вы добавить опять решили,
а то уж мы с ним согрешили..."
Tags: пахтание океана, поэзия, поэтические тетради, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments