February 14th, 2021

"Ещё один день Сканды" (Хима, Раненый Меч, смерть кузнеца: эскизная озвучка этой части Умы)

Ведь кузнец собирался похоронить меч

Нет. Он был вынужден отказаться от этого плана.
Вот схема, каркас этого эпизода:
Проблема ведь была в том, что обломки меча
не удавалось раскалить, а значит их нельзя было подвернуть
кузнечной сварке. Но когда Хима покидает кузницу, когда она скрывается в лесу -
меч начинает раскаляться как и положено железу в кузнечном горне.

Её присутствие не давало мечу раскалиться, и когда она ушла, всё
получилось. В результате, кузнец сваривает обломки ковкой и клинок
становится "исправленным".

В уме есть очень подробное описание всяких мелких действий,
которые совершает кузнец при "исправлении" меча.
Например, как он "продувает" шов духовой февкой на мелких берёзовых углях
и потом проковывает его "малым молотом".

Кстати, слово "февка" настолько забыто, что гугл и другие
поисковики его находят только в осовремененном виде,
как род газовой горелки. Но изначально,
это металлическая или керамическая трубка при помощи
которой, кузнец локально раздувал угли (своим дыханием или мехами)
создавая область чрезвычайно сильного, "белого" жара рядом с нагреваемой
деталью или под ней или на ней (положив на неё горящие угли)
Вот тут (см. по алфавиту) кое-как нашёл именно изначальное значение
этого слова, в других местах оно уже осовременено.
Февка — паяльная трубка для направления дутьём пламени на обрабатываемую поверхность.

Далее, там целая глава (если так можно выразиться)
посвящена очистке клинка от окалины, его полировке и заточке.
Полировка, например, рассказывается как процесс с несколькими
фракциями песка -рыжего, жёлтого и серого и песочной пыли.
("Пыль южного ветра из трещин скалы с южной стороны"),
затем многократного втыкания лезвия в пласт жирной глины в специально вырытой яме, в лесу.
И наконец финал полировки - дублёной коровьей шкурой
с берёзовым маслом (не знаю, что это значит) и пеплом ольхи.
О заточке я не могу рассказать, т.к. не могу подобрать современные
названия инструментов и веществ, которые при этом использовались.
Единственное, что можно озвучить - это последнюю фазу заточки,
когда кузнец несколько сотен раз рассекает лезвием струю воды,
исходящую "со скалы в ручей" - "из верхнего родника в ручей под горой"
... но очень вероятно, что это просто метафорическое описание некоей реальной технологии.
Интересно здесь то, что затачивание меча не имеет целью
придание ему какой-то особой остороты, но является частью
процедуры укрепления клинка.
Затем так же подробно описывается восстановление рукояти, что "медью
завершена сверху и оплетена шнурами воловьей шкуры
по длине хвата в три полных слоя".
Но мы отвлеклись :)
Сканда является за мечом в условленный день и кузнец отдаёт ему "исправленный" меч.
Сканда просит кузнеца, чтобы тот позвал Химу, получает отказ и начинает
требовать, чтобы кузнец указал ему путь которым она ушла.
И вновь получив отказ, он говорит, что слова кузнеца ему не нужны,
он сам увидит всё что нужно в клинке.
И в тот момент, когда Сканда, стоя перед жерлом горна,
начинает всматриваться в "тени и блики на клинке",
кузнец взмахивает молотом чтобы ударить его в затылок.
"Но воин сберёг голову когда почувствовал взмах оружия.
Успел он наклониться (вправо) а шаг сделать не успел.
И молот упал ему на левое плечо.
Тогда закинул воин руку с мечом за правое плечо и пробил
шею кузнецу..."
Когда Сканда увидел, что кузнец мёртв,
он попытался вернуть ему жизнь "взяв даже и из своей",
"но части оказалось мало, а отдать всю он не захотел".
Он пытается гадать на мече о том, что случится дальше,
пытается разглядеть в клинке путь, которым ушла Хима,
но "меч ослеп от крови кузнеца и вопрошатель видел
лишь блики и тени, какие бывают на любом произвольном предмете"
Тогда Сканда руками выхватывает из горна "угли с огнём"
и поджигает и кузницу и дом кузнеца чтобы скрыть следы
преступления.
Меч же он бросает в огонь и уезжает "как приехал,
без меча, лишь с ножом в сапоге".
По дороге он встречает Лакшми, которая замечает,
что руки его покрыты ожогами и не заживают.
"Уж не грел ли ты ладони над жертвенником своего отца?"
спрашивает Лакшми. "Только такой огонь может причинить
язвы богу твоих кровей (т.е. богу произошедшему от таких родителей)
Сканда понимает, что речь идёт о жертвеннике Брахмы,
где горит Изначальное Пламя и ему кажется, что Лакшми ошиблась.
"Брахма не отец мне, ты путаешь, гадалка, ты ошиблась!" - восклицает он.
Лакшми смеётся - "Прости меня! Но я не ошиблась, я лишь поторопилась.
Он станет твоим отцом, вот увидишь сам. И тогда руки твои заживут"
С этого момента Сканду уже не покидала мысль,
о том, чтобы попросить у Брахмы усыновления..."

Агни мог... и починить меч (с помощью кузнеца или самого Брахмы)?
Меч уже был воссоздан (перекован). Это им Сканда убивает кузнеца,
когда тот пытается удержать его от погони за Химой.
Когда Брахма усыновляет Сканду, он показывает ему всех
его родственников мужского пола, говоря - "Это чтобы ты знал своих
братьев и избегал убийства".
Свати же показывает ему всех его родственников женского пола (в том числе и Химу), говоря
"Это чтобы ты знал своих сестёр и не вожделел их" (хотя истинный "звук" этой фразы,
видимо более грубый - "не стремился насиловать их" или даже так - "не ебал их").
Вот тогда, Сканда ужасается тому, что он сделал (точнее, он ужасается возможных кармических и магических
последствий, могущих в числе прочего "лишить царства" и "ввергнуть в утробу коровы")
- и он просит мать дать ему возможность исправить содеянное - "дать ещё один такой день
или вернуть тот же самый")
Свати соглашается, но ставит условие - Сканда никогда не должен больше брать в руки меч.
Если же он возьмёт в руки меч ещё раз - то ему "останется только час
(некий короткий промежуток времени,
"час" это уже моё слово, которым я его обозначаю) - и это будет час смертный")
Затем она возвращает Сканде "день когда он мог выбирать долю до того, как доля выбрала его".
Сканда оказывается в кузнице в тот момент, когда кузнец говорит ему что меч "исправлен, можешь взять его".
Сканда понимает, что если он просто развернётся и уйдёт "не говоря слов, не совершая деяний",
то "день судьбы будет исправлен или вовсе устранится".
Он так и делает - поворачивается и выходит из кузницы.
Тогда кузнец смотрит в лезвие меча так что "с одной стороны на клинок
был устремлён взгляд кузнеца, а с другой - "свет (пламени) горнила".
Он говорит - "Меч, меч! Открой мне мысли мысли твоего бога!"
И он видит что "его дочь бежит вдоль лезвия как по дороге - и бог гонится за ней" -
"он увидел это потому, что Сканда думал об этом. Он оставил
намерение, да - но с мыслями не справился".
И тогда "Кузнец бросил меч, которым не владел и схватил молот
которым владел - и швырнул его в затылок бога"
"Он швырнул молот через дверь кузни, но бог уже знал (о том),
он обернулся как в бою - и выхватил молот из (его) полёта,
перехватил ладонью за боёк".
"Онемела рука бога до самого плеча, смерть пошла по руке
справа налево, но через сторону - не дошла"
Это тёмное место ("но через сторону - не дошла"),
тут видимо имеется в виду то, что молот был перехвачен
правой рукой и "смерть" не дошла до сердца из-за того,
что ей нужно было "пройти" через "правую половину".
"Правая половина" или ("правая часть") "защитила бога войны от смерти".
"Сканда принял удар и не ответил на удар - всё он сделал как
и обещал себе и матери своей. И хоть мысли его остались при нём,
а воли им он не дал".
"Но он увидел что кузнец упал и умирает на окалине у наковальни"
"Когда кузнец метнул молот в бога, он и силы вложил столько чтобы
убить бога, а это больше чем есть у человека.
Он всё вложил и ничего в нём не осталось и потому он начал умирать"
(дословно - "ввергся в умирание", "впал в умирание").
Сканда бросается к нему, чтобы "исцелить и поднять",
но "исцелять было нечего, ведь не было ран у кузнеца,
а он просто умирал. И мантра исцеления прозвучала мимо него".
"Однако (говорит автор Умы, кем бы он ни был) - дыхание бога
добавляет силы, даже если не приносит пользы. И потому,
у кузнеца хватило сил чтобы просить и завещать.
Он сказал - "Я вижу, что дела твои лучше твоих мыслей!
Так что думай что хочешь, а сделай то, что попрошу".
И Сканда согласился и пообещал.
Кузнец сказал - "Первая просьба моя - найди мою дочь, верни её из леса, где
она бродит в опасности. Но сам не ходи за ней, а попроси
кого-то, кому сможешь такое доверить увереннее чем себе".
Сканда сказал - "Мой брат-бог пойдёт за ней и найдёт её.
Я попрошу его - и он сделает это".
"Теперь возьми в доме Железную чашу из которой ты пил однажды и принеси её мне.
Ты узнаешь её, ведь ты пил из неё однажды".
Пошёл Сканда в дом кузнеца и взял чашу. Он подумал, что кузнец
хочет пить и потому наполнил её водой из ручья за кузней и так с водой и принёс.
И бог подал кузнецу железную чашу с водой.
Когда увидел кузнец воду в чаше, он сказал - "Ты, видать, человек такой,
что дела твои лучше твоих мыслей. Но вода мне не нужна.
Об этой Чаше, я хочу обратить к тебе просьбу вторую"
"Говори" - ответил Сканда
"Когда тот, кого ты направишь на поиски, найдёт мою дочь
в приведёт её в дом - подай ей эту Чашу как её наследство"
"Исполню" - ответил Сканда.
"А вот третья просьба - она последняя"
"Говори" - ответил Сканда.
"Выплесни воду Чаши в горн и иди выполнять обещанное".
Взял Сканда чашу с наковальни и плеснул водой в горнило.
И горн погас так, словно и не горел.
И не стало в нём ни углей, ни пепла, а только камни и песок.
-----------------
PS.
Этот текст сохранился только благодарю тому,
что он был частью частной переписки.
Спасибо тому человеку, кто его сохранил и опубликовал.