Константин Михайлов (keburga) wrote,
Константин Михайлов
keburga

Легенда о Волге и Белазе


рис. k_d

1.
В атемском Кодексе Красного Дома сказано: "Имя создаёт судьбу, а руны меняют её".
Это означает, что на объект не имеющий имени, не может быть оказано метафизическое
(или квази-физическое, если речь идёт о локальности Дит) воздействие.
Соответственно, метод Перехода, а так же большинство процедур защитной и усиливающей атеми
(методы Сдвига и Выбора) могут быть применены только к живым существам, притом,
обладающим личностью, "именованным".
Поэтому создатели и владельцы механизмов - если они хотели, чтобы эффекты заклинаний
распространялись и на их творения, были вынуждены давать машинам настоящие имена.
 
2.
БЕЛАЗ на этой картине, несомненно символизирует мужское начало, он являет собой маскулинный объект (точнее субъект, если мы примем во внимание информацию из п.1). 
Что касается катера - то это женская сущность. Язык, в данном случае, обманывает нас, именуя сей механизм существительным мужского рода (т.е. "катер"). Но всё разрешается просто - "катер" слово заимствованное и ментальных оснований в нашем языке оно не имеет. Потому-то и содержащееся в нём гендерное указание - формально и, в общем, ложно.
Ибо "катер" - это, на самом деле, лодка. Хорошо вооружённая, бронированная лодка. Женское механическое существо.
 
3.
- Нарицатели? ....они уже вымерли все к тому времени…
 А вот, как ты думаешь, можно ли реинкарнироваться в машину?
Мне бы хотелось во что-то красивое и тяжёлое, с телом, похожим на пулю.
 
4.
"На корме - пулемёты или малокалиберная автоматическая пушка - скорострельная, подвид зенитной, но пристрелянная по наземным целям.
Может уничтожать пехоту и машины - вплоть до танков. Доступна стрельба прямой наводкой с отрицательными углами возвышения (склонение), что позволяет орудию пробивать верхнюю, "палубную" броню танков и бронетранспортёров....
Весьма эффективна, впрочем и против вертолётов, особенно при условии отсутствия в их оснащении самонаводящихся ракет...
.....
Нос катера имеет большой положительный угол возвышения, поэтому установленное на нём вооружение не может стрелять прямой наводкой по наземным целям. Это среднекалиберная пушка, выстреливающая фугасные и зажигательные снаряды по гиперболической траектории, т.е. приспособленная для стрельбы "навесом".
Такая функциональность подходит для штурмовых операций по взятию городов, особенно защищённых высокими стенами.
Ну и разумеется, для артподготовки по площадям, для "выбивания" пулемётных гнёзд и зачистки окопов.
Во время Западной компании, подобные химеры с успехом использовались для уничтожения т.н. "уроборосов" - кольцевых бронепоездов защищавших некоторые города Чернозёмной Федерации и Уральского Союза, в частности, Калугу и Ивдель. Но против высотной авиации сибирцев, они оказались бессильны. Насколько это известно нам теперь из достоверных историографических источников — ни одна подобная машина так и не смогла перейти Уральский хребет.  Что же касается легенды о Волге и БЕЛАЗЕ, то это действительно, не более чем легенда, не находящая никакого объективного подтверждения.
….
На 26 версте Ивдельского тракта, в составе мемориального комплекса, посвящённого памяти героических защитников Транссиба, вы можете увидеть хорошо сохранившуюся химеру, собранную на основе карьерного самосвала БелАЗ-75600 и катера береговой охраны из серии "Волга", произведённого, вероятно, ещё во времена Советской Империи..."
5.
Мы видим, что художник не показывает нам некоторые детали изображаемого объекта - в частности, сложную систему ферм, которые приваривались между платформой грузовика и корпусом лодки, соединяя их в очень прочную конструкцию, устойчивую к тряске и рывкам. Разумеется, речь не идёт о том, что это было сделано по незнанию (автор картины является современником этих механизмов, он видел их в действии, в том числе и на поле боя).
Речь идёт о том, что художник был первым живописцем Нового Времени, кто сумел «преодолеть в себе войну» и, наконец-то, вернуть живопись в сферу эстетики.
Сумел уйти от сугубо-конкретной изобразительной манеры компьютерных и рукописных хроник, где рисунки заменяли утраченную технологию фотографирования и развернуть перед зрителем своё личное эстетическое пространство, явив публике "авторский взгляд" на реальность. С учётом всего вышесказанного, мы можем сформулировать обобщённый месседж этой картины, следующим образом - "Господа, война окончена, пушки умолкли. И музы заговорили вновь".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments