Tags: ланкарическое богословие

Песни о маледикте: Русская музыка от рока до попсы

В нижележащем видео, некий юноша рассуждает о том, почему русская музыка от фолка до попсы вся спизже... заимствованная - раз и грустная - два. Ну т.е. этот юноша почувствовал маледикт (молодец, большинство вообще нихуя не чувствует в этом направлении) и пытается как-то рационализировать почувствованное. Как и обычно в таких случаях, он начинает за здравие а кончает стандартной хуйнёй про то, что в России полгода зима и потому тут жить тоскливо и это, дескать и определяет грустность музыки.
Т.е. на том моменте рассуждения, когда надо бы повернуть к ланкаре, он типовым образом поворачивает к Достоевскому. Но он всё равно молодец, ибо сообразил, что все русские песни - они про потерянную любовь. Это истинная правда. Таков уж наш божественный предок, такая с ним приключилась история. Потому-то всю русскую музыку можно свести к традиционному призыву из детских новогодних утренников - Сне-гу-ро-чка!!! Приди!!!

От западных песен про потерянную любовь, русские песни отличаются тем, что безнадёжны, тем, что не создают смысла жизни, даже  не протезируют его - и не пытаются. Нет смысла искать эту любовь, возвращать её, нет смысла даже сочинять об этом песни. Авторы и исполнители песен, имеющие отношение к русской метафизической расе, уже знают - и они всегда это знали(а то бы не имели отношения) - что смысла нет вообще ни в чём. Хочешь пой, а хочешь пей, всё равно получишь х-й. Даже если получишь деньги - всё равно, х-й, ведь она (та, которую потерял) от этого не вернётся. Да и была ли она (та, которую потерял) смыслом? Может это тоже было какое-то наебалово. Лично я частенько становлюсь полностью уверен в том, что это было наебалово, но потом меня охватывает тоска и я, послушав русских песен,  опять начинаю верить во что-то противоположное. Т.е. меня по этому поводу колбасит точно так, как моего божественного предка.



Видео было обретено тут благодаря c8ap, за что ему спасибо.

Collapse )

Молчание Евы или Юдоль исчезающих душ

Пропедевтика по данной теме:
"Каждая (земная) душа предстаёт перед Иеговой так словно она - пара Адам-Ева. Отчасти, этот момент воспроизводится при бракосочетании, в ритуале венчания, когда пара стоит перед священником и даёт ОБЩЕЕ, согласованное согласие на брак. Так и в посмертии. Только вот Адам, обычно, говорит здесь "да-да-да", а Ева - "да-да-нет". И это последнее "нет" всё решает. Иегова не может забрать такую душу себе (и вернуть квант Слова Творения содержащийся в ней как "Адам"), а шактиальным богам такая душа не нужна поскольку она не имеет каких-либо, нужных им, особенностей. И душа теряет структуру и исчезает как всё никому не нужное в этом мире".

Основной текст:
Для того, чтобы оказаться в потусторонней Реальности бога Иеговы (т. е. в его Раю или в его Аду) есть одно лишь условие - истинное, от ВСЕЙ души совершённое, уверование в него как в Бога Единственного. Автор ланкарической Умы говорит, что человеческая душа, предстоящая перед Иеговой (а перед ним предстаёт однажды всякая человеческая душа, возникшая в Юдоли, ибо она - Адам) должна трижды ответить "Да" на три вопроса Иеговы: "Признаёшь ли ты Меня Богом?", "Признаёшь ли ты Меня твоим Создателем?", "Признаёшь ли ты меня Богом Единственным?"
На первые два вопроса любая юдольная душа отвечает "да", поскольку Адам и Ева, её составляющие - согласны (меж собой) в том, что отвечать и они говорят истинную правду, и их ответы честны.

Collapse )

Троица: Иегова глазами Евы

"В силу своей полностью тварной природы, Адам не способен сам по себе увидеть и осознать двойственность или тройственность вещей и явлений. Сам по себе он может видеть лишь своего бога-творца, единого и единственного, поскольку тот самый бог-творец таким уж его создал. Поэтому чтобы увидеть двойственность, Адаму нужен Дьявол, а чтобы увидеть тройственность - нужна Ева.

Ева, будучи рождённой, а не созданной, значительно отличается от Адама. Она, как и все рождённые, ведёт своё происхождение от Трёх Изначальных богов. Поэтому она видит тройственность везде, где таковая присутствует, а присутствует она всюду. И когда Ева смотрит на того бога, который сотворил Адама - она и в нём видит тройственность. Но поскольку этот бог сам есть существо сотворённое, его тройственность не похожа на ту, которая присуща всем прочим вещам и явлениям".

Комментарий № 1.
Троица - это то, как бога Юдоли (Иегову) видит Ева. ("... там, где Ева видит ещё одного бога, Адам видит Бога Единственного")
Вся Троица раскрывается этим взглядом относительно Адама, поскольку этот Адам (земной человек) есть тот, кто смотрит на Иегову глазами Евы.
1.
Бог-Отец здесь - тот бог, кто создал Адама. Можно сказать, что данная ипостась представляет собой личность Иеговы: его темперамент, его характер. Его психику, его эго. Бога-Отца человек может довольно легко себе представить, недаром католики называют его "Старый Лорд".
2.
Бог-Дух здесь есть та Сила, которой был создан Адам. Фактически, эта ипостась представляет собой всё Слово Творения породившее Юдоль. Она выглядит необычно и непредставимо, потому что Слово Творения, сделавшее Иегову всемогущим богом, заимствовано им у одного из Изначальных Богов.
3.
Бог-Сын. Эта ипостась Иеговы представляет собой его Намерение. У Изначальных богов их Намерение и есть их личность. Таким был и Иегова когда-то. Его первое Намерение - быть Единственным богом Мироздания, Богом-Пантократором было полностью слито с его личностью. Но затем оно изменилось. Изменение произошло тогда, когда Иегова потратил Слово Творения на создание Адама, а затем потерял его, от Адама отказавшись. С этого момента его Намерением стала не Вседержимость, а личное Спасение и он породил Спасителя для себя. Бог-Сын и есть Спаситель для Иеговы. Он рождён для того, чтобы вернуть Иегове растворённое в человечестве Слово Творения и тем самым снова сделать Иегову всемогущим - не только относительно Юдоли (здесь он и сейчас всемогущ) но и относительно всего Мироздания, относительно Изначальных Богов (Брахмы, Вишну и Шивы).

Комментарий № 2.
Вопрос: "Если Иегова отказался от Слова Творения, то каким образом оно по-прежнему является его ипостасью в виде Святого Духа?"
Ответ: Святой Дух это, по мнению ланкары, та часть Слова Творения, которую Иегова к настоящему времени уже успел вернуть себе. Вернуть из человечества, из этой "диаспоры Слова". Наибольшая порция этой "возвращённой" части вернулась к Иегове при посредничестве Иисуса Христа (т.е. Бога-Сына). Вот почему понятие Троицы неразрывно связано с христианством. Ведь уникальная тройственность Иеговы оформилась только тогда, когда родился бог Иисус. До этого, тройственность Иеговы была типичной для Мироздания данной Махакальпы - он просто проявлял черты то Брахмы, то Вишну, то Шивы в зависимости от обстоятельств. Ну, как и все мы, обитатели Реальности.

Комментарий № 3.
Богословская тенденция возвеличивать Марию до уровня Троицы и, параллельно существующие «народные чаяния» в этом отношении – по-разному, но перекликаются с нашим первым тезисом: появление в Мироздании Евы компенсирует его дуальность, исправляет/нормализует все существующее. Дело не в том, что её природа – «женская», что «женская природа» - какая-то особенная или достойная восхищения, а в том, что Ева становится реальным противовесом в изначальной двойной системе. Вся история христианского богословия лепила из её комбинации с Дьяволом противовес «всему благому», добиваясь устойчивости. Ланкара же видит её иначе: Ева – эмиссар большого мироздания (тройственной системы), вторгающийся в мироздание маленькое - маленькую систему, даже эмуляцию, завязанную максимум на двух противовесах.

Каин и Авель в ланкарическом богословии

Ланкара трактует шактиальность как божественное свойство, переданное в земное человечество праматерью всех людей Юдоли – богиней Ивой (Евой), которая была существом полностью шактиальным. Именно это наследие делает всех земных людей кровными потомками богов Тримурти. Вторая компонента земной человечности – адамическая. Это тот дух божий, что унаследован земными людьми от их праотца – голема по имени Адам, созданного и оживлённого богом Иеговой. Таким образом, шактиальность и адамичность оказались совмещены в каждом земном человеке в разных, сугубо индивидуальных пропорциях.

История братьев Каина и Авеля в ланкарическом контексте представляется рассказом о первом практическом и, одновременно, метафизическом проявлении различий между персонами с шактиальной и адамической доминантой.

Известно, что Каин убил Авеля. Известно, что закончившийся убийством конфликт между братьями начался с жертвоприношения, которое они совершили богу Иегове. Каин принёс в жертву плоды и злаки, которые он вырастил на своих землях, а Авель - "принес от первородных стада своего и от тука их", т. е. домашних животных, скот (Быт. 4:2—4).
Уточняем: жертвоприношение, совершённое Каином, было целиком "вегетарианским", оно не сопровождалось страхом и болью живых существ. Жертвоприношение же, совершённое Авелем, предполагало насилие над живыми, способными к страданию и страху существами и их убийство.

И вот Иегова принимает источающую страдание, страх, боль и кровь жертву Авеля, а бескровную, чистую жертву Каина - отвергает.
"И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лицо его" (Быт. 4:4—5).
А теперь - внимание! - важный момент: богословы, как иудейские, так и христианские, не хотят понимать, почему так произошло на самом деле. Почему бог, который есть абсолютное Добро, отвергает то подношение, которое не связано с болью и смертью, и принимает то подношение, которое ими пропитано. Однако работа авраамических богословов в том ведь и состоит, чтобы смотреть на очевидное и не видеть его во имя оправдания Иеговы. Они служат своему богу и оправдывают его планы и характер. Вот, например, апостол Иоанн (действовавший ещё близко к ментальному полю ветхозаветной парадигмы) говорит: "Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны" (1Ин. 3:12). Т. е. получается, что Каин всегда был "от лукавого", ещё даже и до этого эпизода с жертвоприношением, и Иегова именно потому не принял его жертвы, что Каин был плохой мальчик?

Пытаясь устранить это противоречие, новое христианское богословие действует хитрее ветхозаветного и формирует тезис о том, что Каин якобы просто формально собрал со своих полей первые попавшиеся под руку плоды и пожертвовал их Иегове. Поступил по принципу "на тебе, боже, что самим негоже" (см. у преп. Ефрема Сирина), а вот Авель старался, был тщателен и кропотлив, отбирал лучших овечек, выкармливал их, резал им глотки и отказался сам от трапезы.

И опять тут эти убийства, кровь, страх и смерть живых существ перекрывают весь теодицейный замысел данных рассуждений. Ну почему же, почему добрый Бог принял кровавую жертву, а бескровную отверг? Вопрос настолько важный для всех разновидностей авраамизма, что каббалисты даже напрямую объявили Каина сыном Сатаны. Дескать, Ева родила-то его не от Адама, а от Люцифера и понятно, что какое бы приношение Иегове Каин не делал, тот ничего не примет от этого сына абсолютного Зла.

Резюме же по этому вопросу такое: чтобы там богословы не говорили на тему Каина и Авеля, они всегда обвиняют Каина... нет, даже не в убийстве Авеля, а в том, что Каин вообще был плохим человеком. Всегда. От самого рождения. Этим и обусловлено неприятие его подношения Иеговой. Но вот суть его "плохости" они никак сформулировать не могут.

А что по этому поводу могло бы сказать богословие ланкарическое, если бы таковое существовало?
Давайте вернёмся к началу разговора: шактиальность и адамичность смешаны в каждом земном человеке в разных, сугубо индивидуальных пропорциях. Это готовый ответ на вопрос, почему Каин избрал для бога жертву бескровную, а Авель - кровавую. Дело в том, что шактиальный человек плохо переносит ману (магический продукт и магическую ауру страдания живых существ). Облучение маной доставляет ему психофизический дискомфорт. А забой животных - это процедура, предполагающая появление маны. Т.е. дело не в каких-то особых морально-этических качествах Каина, а в том, что он был шактиальнее своего брата. Он, разумеется, тоже мог связывать овец и резать им глотки, но ему было труднее этим заниматься, нежели Авелю, который, судя по всему, был гораздо адамичнее брата. Так что же, бог Иегова не принял жертву Каина, потому что тот был более шактиален, нежели Авель? Ну, какое-то влияние на решение бога Иеговы этот факт, возможно, оказал. Но не определяющее.

Определяющим моментом стало то, что сама жертва Авеля была источником маны. Страдание, связанное с насилием и разрушением тел, сделало этих жертвенных животных, убитых Авелем, источниками маны. Ибо при разрушении любых живых тел, мана, которая суть Слово Творения вложенное Богом-Творцом в тела сотворённых существ, начинает из тел истекать и возноситься к Творцу обратно. Таким образом, отвергнув бескровную жертву Каина, бог Иегова явным образом указал на то, какая именно жертва ему нужна. Манаточивая жертва.

Теперь о поступке Каина, о братоубийстве. По мнению ланкары, Каин поддался охватившему его переживанию несправедливости. Ведь тот бог, который заявлял о себе как об абсолютно добром (и Каин был в курсе этих заявлений, мама и папа ему рассказывали наверняка), повёл себя в полном противоречии со своими собственными лозунгами. Образ доброго и справедливого бога рухнул. Охваченный внезапным экзистенциальным кризисом, духовно осиротевший Каин - отомстил за это тому, до кого смог дотянуться, своему брату.

Резюме для всего текста:
В ланкарическом богословии история Каина и Авеля может трактоваться как рассказ о том моменте, когда бог Иегова впервые открыто заявил людям о своей потребности в мане, т. е. фактически - о своей заинтересованности в страданиях созданных им существ.

Молчание Евы

Не является ли роман Джека Лондона "Белый клык" басней
или даже полноценной интерпретацией
библейского сюжета о Блудном Сыне?


Кровь Адама - "кровь пса", кровь Евы - "кровь волчицы".
Ева не приносила богу Иегове клятв (не заключала с ним Завета),
в то время как Адам - "от Творца не отрекался,
но Творец сам отрёкся от него, отрёкся от творения".
Поэтому уверование и не происходит.

Адам, подобно псу, всегда стремящемуся к хозяину, каким бы тот ни был,
как бы тот к нему ни относился - готов вернуться к Творцу.
Ведь хотя Творец и отрёкся от него ("выгнал пса"), сам Адам
от Творца никогда не отрекался. Это называется беззаветной
преданностью, т. е. Адаму не нужен Завет, чтобы вернуться к Творцу.

Но Ева не имеет стремления вернуться к Иегове,
она ему ничем не обязана. Она связана клятвой с Вишну,
своим отцом, она поклялась спасти его из плена Иеговы
и свою клятву исполнила. Вот почему Ева
трактуется в этой аллегории как "волчица" -
существо, свободное от всяких клятв.

Вот почему в миг посмертия, хотя Адам
в человеческой душе и признаёт Творца,
душа эта к Творцу вернуться не может.
Ведь присутствующая в ней Ева -
не признаёт Иегову творцом
(и он действительно не является
ей ни отцом, ни создателем).
Этот феномен можно назвать "молчанием Евы".
Ева в человеке молчит в ответ на требование Иеговы вернуться к нему.

Такая джива (душа), встретившись с Творцом, просто распадается и исчезает,
ибо она не может быть поглощена Иеговой из-за молчания Евы, и не
сохраняется никем из шактиальных богов, ибо те её просто не замечают.

Отсюда мы можем понять, в чём заключается акт уверования.
Он есть в сущности магическая процедура, направленная
на устранение (магическую деактивацию) факта отречения Творца от Творения*.
Ева должна трижды признать Иегову:
1. Признать его богом.
2. Признать его Единственным Богом.
3. Признать его своим Творцом.

Обычная человеческая душа, как правило,
проходит два первых этапа, но с третьим
возникают проблемы, поскольку Ева остаётся
"причастна к истине Бога-отца своего (т. е. Вишну)
и не даёт Иегове согласия на то, чтобы тот забрал данную
душу (дживу). В результате, джива, "не подхваченная
никем из богов", исчезает навсегда, её уникальная
структура шуньятизируется.



PS
* Со своей стороны Творец предпринял
некоторые меры, чтобы "исправить" ситуацию
со своим отречением от Творения.
Он направил в мир людей своего Сына,
задача которого - собрать людей ("овец", "паству")
и вернуть их к Творцу в Рай или Царствие Небесное.
Но самая главная задача Бога-Сына - это
убедить людей в том, что Творец готов их принять
обратно, что он "отменил" изгнание.
Миссия Сына давно бы увенчалась успехом, кабы не
потребность его Отца в постоянном получении маны,
из-за которой он постоянно подвергает
людей и других живых существ истязаниям и смерти.